Ненастоящий полковник
Во время войны настоящий полковник – это командир «Азова» полковник Билецкий. А Гриценко – не настоящий полковник.Ненастоящий полковник
Во время войны настоящий полковник – это командир «Азова» полковник Билецкий. А Гриценко – не настоящий полковник.
У древних индусов была такая военная хитрость. Они переодевали лошадей в слонов. Одевали на лошадей специальные головные уборы с хоботом, всё такое. Получался маленький смехотворный слон. Хитрость заключалась в том, что вражеские боевые слоны отказывались нападать на таких лошадей, потому что думали, что это не лошади, а слонята. Лошади, разумеется, никаких сентиментальных чувств к слонам не испытывали.

Вот, с моей точки зрения Гриценко – это как раз не полковник, а лошадь с хоботом, которая притворяется военным карьеристом. Хорошо быть полковником в мирное время. В мирное время от полковника требуется прямая осанка и мудрые слова о том, какое устройство Вселенной является наилучшим с вашей точки зрения, как выпускника оперативно-стратегического факультета Университета ВВС США (true story, Гриценко там учился в 1994-м году). Но в военное время от полковника требуется несколько больше, чем просто хорошая осанка. В военное время полковник должен заниматься тем, чем должен заниматься любой офицер – командовать войсками.
И вот сюрприз. Когда на Украине начались военные действия, когда на территорию Украины вошли вражеские войска, когда началась хитрая война, гибридная, которую только и постичь офицеру со стратегическим образованием, кто встал на защиту родины? На защиту родины встал Константин Гришин – мелкий бизнесмен с нефотогеничной внешностью и мутной биографией. Не военный карьерист, который 25 лет строил военную курьеру, то есть, буквально, учился и учил войне. За 25 лет-то можно было таких звезд с неба нахватать, что впору возглавить не один добровольческий батальон, а сразу группу армий, не?
Не. Воевать – это к Семену Семенченко. К Гриценко с воевать не подходите, Гриценко полковник не про то, чтобы воевать. И более того, когда в связи с войной его сыну пришла повестка, настоящий полковник начал истерить про то, что это не повестка, а происки политических оппонентов. Правда, быстро понял, что это уже совсем смехотворно, и сына в армию отправил. Однако первичный мотив – вот он, очевиден. Участие в войне – не для членов семейства Гриценко! Не их работа.
За каким хреном Гриценко в таком случае 25 лет делал военную карьеру – вообще непонятно. Какой для государства результат? Для нас, для жителей страны, на чьи налоги господин Гриценко делал карьеру? 25 лет он в составе разных государств учился воевать, чтобы в военное время делать что?

Ну, хорошо, предположим. Он не тактический командир. Он стратег. Его задача – мыслить масштабно, а не ползти по грязи и поднимать взвод в штыковую атаку. Может быть. Окей. Есть такие военные, называются штабные. Это тоже военные, от них тоже есть большая польза. Они организовывают логистику и снабжение и строят планы общевойсковых операций. Это трудное дело, этому надо годами учиться.
И вот какое совпадение! У господина Гриценко есть большой трудовой опыт в должности министра обороны Украины, в период с 2005 по 2007 годы. То есть, насколько мы понимаем функции Министерства Обороны Украины – в снабжении армии всем необходимым, от спальников до ПНВ.
Это достойнейший труд! Это редкий и крайне востребованный навык! Человека, способного наладить снабжение нашей армии припасами, наша армия носит на руках, и наш народ таким ребятам шлет свои теплейшие приветы, и привечает сразу после, собственно, боевых военных. И кто у нас в этот ответственный для страны момент становится грудью на снабжение нашей армии всем необходимым?
Юрий Бирюков становится, который Крылья Феникса, на снабжение сначала 79-й бригады, а потом под его эгидой разворачивается общегосударственная программа волонтерской помощи армии. И еще сто, двести волонтерских групп организовывается, чтобы устроить снабжение армии, чтобы помочь солдатам.
Что Гриценко? Я не пожалел времени, и довольно долго искал примеры того, как Анатолий Гриценко наладил поставки в армию хоть чего-нибудь. Результаты не утешают. Единственное упоминание, которое удалось найти – это новость на сайте Запорожской областной организации партии Гриценко «Громадянська позиция» о том, что она открыла Волонтерский центр помощи силам АТО. И всё. Даже отчета о том, чего добился этот центр, не нашлось.
На это теоретически можно возразить, что, а вот, может, Гриценко как раз тайно и подпольно помогает армии, а просто не хочет на этом пиариться. Отвечаем: это всё херня, спасибо за внимание, до свидания. Задача волонтера – орать. Задача волонтера – пиариться. Задача волонтера – выжимать из нас, тупых ленивых жадных чурбанов слезу и самое дорогое, что у нас есть, то есть деньги, как можно больше денег, для того, чтобы закупать своим подопечным как можно больше палаток и тепловизоров. Именно это делают Бирюков, Рычкова и еще сотни людей. Гриценко этого не делает. Он не волонтер.

То есть он, конечно, собирает деньги, и собрал не так уж мало, а если быть точным, то 4 949 787 гривен на данный момент. Почти пять миллионов гривен собрал Гриценко и его партия. Но не на армию, а на финансирование предвыборной кампании самого Гриценко. В армию эти деньги не пошли, они пошли на борды. Отличный ход во время войны для военного, для командира, для военного карьериста – просить денег на борды с собственным лицом! Давайте скинемся на борд для Гриценко, нам же нужно больше бордов Гриценко, а не теплый спальный мешок для бойца в Донецком аэропорту.
То есть, поймите правильно. Волонтерская работа на то и волонтерская, что она не является обязательной. Но, как-то так выходит, что если у нас в стране имеется человек, о котором по интернету разложены идентичные упоминания о том, что он 25 лет положил на военную карьеру, и он является публичным политиком, кандидатом в Президенты, лидером партии, то мы ожидаем, что в военное-то время этот человек развернется, как птица Феникс, потому что НУ ЭТО ЖЕ ЕГО ВРЕМЯ, ОН ГОТОВИЛСЯ К ЭТОМУ 25 ЛЕТ!
Но нет, как птица Феникс разворачивается не Гриценко, а Феникс, турагент из Николаева. И советником Президента от лица волонтерского движения становится не человек, который трижды возглавлял Министерство Обороны, а просто человек Юрий Бирюков.

То есть я отдаю себе отчет в том, что армия мира не имеет ничего общего с армией войны. Но. Армия мира нужна для того, чтобы было из чего развернуться армии войны. 79-я, 72-я, 25-я и другие развернулись в армию войны. Гриценко не развернулся никуда вообще. Если военный мира не разворачивается в военного войны – он точно военный? Он нужен вообще, такой военный, который не про войну?
В общем, давайте уже усвоим, что военный – это командир Донбасса Семенченко, это «киборги» из Донецкого аэропорта, 79-й, 72-й, 25-й и всех остальных боевых частей и батальонов, прошедшие сквозь огонь и похоронившие десятки друзей ветераны.
Что настоящий полковник – это командир «Азова» полковник Билецкий. А Гриценко – не настоящий полковник.

Потому что, ну, понимаете, какая штука. У нас война. А это значит: Где твой полк, полковник?
Нет полка? Ну, так ты не полковник. Ты лошадь с накладным хоботом.
Вот почему я не люблю Гриценко. Потому что я люблю ясность. А он врал, что настоящий полковник, а когда пришла война, оказалось, что он просто 25 лет занимался косплеем, и не военный, а просто у него военная форма есть.

Александр Нойнец

Залиште коментар

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*

Також по темі

Іноземці хочуть побудувати на Хмельниччині завод із виробництва автопроводки

Машинобудівна компанія “Sumitomo electric” має намір побудувати на